Европа – это большой Нотр-Дам

2019-04-18 09:13:07: РИСУ

Эта волна поддержки должна быть направлена на попытки не только реконструировать парижский собор, но и встать на защиту культурных и политических ценностей Европы.

Этот текст я пишу из Берлина, поверженный образами огня, разрушений и пепла, поглотившего Нотр-Дам де Пари – нашу леди Парижа. Она – сокровище цивилизации, как для верующих в рай, так и неверующих. Она олицетворяет Европу красоты, высоких надежд, величия и нежности. Как и у всех вас – мое сердце разбито.

[Европа – это большой Нотр-Дам - фото]

Фото: Reuters

Эта трагедия пробуждает ворох воспоминаний. Конечно, сразу приходит на ум Нотр-Дам увековеченный в романе Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери». Как и это четверостишье Луи Арагона:

«Нет ничего сильнее – ни огонь, ни молния,

Моего Парижа, пренебрегающего опасностью,

нет ничего прекрасней, чем этот мой Париж!»

Так же вспоминается первая строчка из стихотворения Бодлера: «Я прекрасен, о смертные, как мечта, заточенная в камень». Это было написано не о Нотр-Даме, но с легкостью могло бы быть.

На следующее утро я думаю о Нотр-Даме, как о Франции времен Сопротивления. Она олицетворяет готическую святость и умиротворенность Сены. Она вера и красота во плоти. И, конечно, слова Гюго и Арагона всё еще пляшут в моей бессонной голове. Я спрашиваю себя, как же я встречу день. Как мы встретим завтра? У Гюго на это есть ответ: «Время – архитектор, но люди – его каменщики».

К обеду я мог лишь надеяться, что пламя потушено. Для парижанина это пытка – видеть повторяющиеся фотографии сердца города, охваченного бушующим огнем. Повержена больше чем церковь. В некотором смысле, Нотр-Дам – душа самого человечества и его часть теперь искажена шрамами.

Мы, парижане, верили, что наша хрупкая леди будет бессмертна. Тем не менее, сейчас она хромает, раненая и беспомощная навстречу судьбе, как и мы все, наблюдая за разверзшейся перед нами преисподней. Однако эти прискорбные фотографии вызвали волну дружеской поддержки. Итальянцы, шведы, ирландцы, испанцы, китайцы, алжирцы – все объединились в солидарности с народом Франции. Как и после террористической атаки, все говорят – Je suis Paris.

Наконец, горящий Нотр-Дам напоминает нам о хрупкости нашей истории и наследия, о шаткости построенного нами и о конечной природе тысячелетней Европы, родины искусств, чему Нотр-Дам является одним из высших подтверждений.

О чем мы думаем, глядя в будущее? Что нам стоит предпринять? Мы должны надеяться на то, что жертва Нотр-Дама разбудит сознание дремлющих. Может, от этой катастрофы люди поймут, что Европа – это большой Нотр-Дам. Она больше чем политический союз, она – великое произведение искусства, великолепный бастион объединенного интеллекта, а также обитель наследия, которое под угрозой исчезновения.

Это наследие слишком важно, чтобы его утратить. Мы не можем разрешить пироманам разделить народы Европы. Нам стоит вспомнить о том, что мы, вместе, строители храмов и дворцов, творцы прекрасного. Это урок Нотр-Дама, данный в эту святую неделю.

Президент Франции Эммануэль Макрон, который на протяжении двух лет взывал о сплочении ради реконструкции Европы, теперь просит сплотиться ради реконструкции Нотр-Дама. Вместе мы должны отстроить сердце Франции. Мой литературный обзор для журнала La Regle du Jeu внесет свою лепту в национальный фонд, открытый для этих целей. И я призываю всех читателей сделать то же самое. Мы, люди, – каменщики.

Читайте также: